Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


Печатные азбуки и буквари. Букварь — первое пособие для обучения чтению.

Понимание сущности знаков надстрочных и «строчных» и даже просто их названия, количество, порядок рассмотрения во всех грамматических произведениях того времени, и рукописных и печатных, были различны: русская пунктуация еще не была устойчивой, она только складывалась, а надстрочные знаки как греческое явление, чуждое в основном русскому языку, с трудом находили основание на новой языковой почве, постоянно приспосабливаясь и изменяясь. При такой неоднородности сведений полное совпадение подхода к надстрочным знакам в Букваре 1657 г. и «Грамматике» Мелетия Смотрицкого 1619 г. доказывает, что был использован именно этот источник. Разделы о знаках в Букваре представляют как бы план аналогичных разделов «Грамматики», сводятся к перечислению знаков, причем из просодий помещены те, которые употребляются при письме; стихотворные же просодии исключены как избыточные для элементарного учебника.

То, что букварь использовал 1-е издание «Грамматики», а не более близкое 2-е, объясняется, видимо, следующим: 2-е издание, вышедшее за несколько лет до реформы Никона, в отличие от 1-го в вопросе о просодиях пошло по пути, предложенному букварями Бурцова, где греческая система знаков предельно русифицирована. Это можно проиллюстрировать на примере знака, обозначавшего в греческом письме один из видов придыхания,—«псили, тонкое». Название «псили, тонкое» не отражало функции этого знака в русском языке, в котором придыханий никогда не было, а так как по примеру греческого письма знак этот ставили над гласными («звательными»— в старинной терминологии) в некоторых позициях, то «псили, тонкое» превратилось в букварях Бурцова (видимо, под влиянием русских грамматических рукописных статей), а затем во 2-м издании «Грамматики» в «звательную», «звательцо». Подобным образом русифицированы и все другие греческие знаки и даже сам порядок их перечисления, который основан здесь не на природе греческих надстрочных знаков, а на особенностях их применения в русском языке.

В 1653 г. Печатный двор был отдан в распоряжение патриарха Никона; с этого времени в московской издательской деятельности в полной мере сказались взгляды на необходимость исправления русских книг по греческим образцам, что отразилось и в усилении влияния греческой грамматической мысли на русскую. Поэтому Букварь 1657 г. и использовал не 2-е, а 1-е издание «Грамматики» как более правильное с точки зрения греческой теории.

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz