Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


ИЗДАНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В XVII В.

Гораздо больше, с точки зрения составителей «Наказания», необходимо знать и уметь самому учителю. «А и самим бы вам знати же естество словес,— говорится в нем,— и силу их разумети, и где говорится дебело и тоностно, и где с пригибением уст, и где с раздвижением, и где просто...» Перед нами разработанная программа, учитывающая многие основные стороны преподавания. Сформулирован и результат, который может быть достигнут при ее правильном применении: «И учеником будет крепость в языце, и в смысле — разум, и в речении словес языка — чистость». Достаточно продумать эту последнюю фразу, чтобы увидеть, что задачи обучения были осмыслены и теоретически, и с точки зрения практического решения.

Совершенно по-новому раскрывается при анализе продукции Печатного двора многократно уже повторявшаяся мысль об учительном характере средневековой христианской культуры. Для самих издателей все тексты, которые они печатали, могли быть текстами для обучения, но отнюдь не первоначального. И едва ли можно убедительно доказать, что Апостол или Златоуст использовались при первоначальном обучении. В послесловии почти к каждому типу печатной книги XVII в. мы находим мысли и идеи, характерные для специальных или прямо функциональных изданий. Одна из частых тем печатных послесловий — гимн, славословие русскому язьГку. Вот как он сформулирован в «Книге о вере единой» (Москва, Печатный двор, 1648 г.): возмущаясь теми, кто «языком словенским гнушаются», автор пишет, что язык этот «широк есть и великославен, совокупителен и умилелен и совершен, паче простаго и лятского (польского) обретается, и имеет в себе велию похвалу, не токмо от писаний богословских и песен церковных, с греческого им переведенных...». «Богоугодным тем языком,— продолжает автор,— в Великой и Малой Руссии в Сербех и Болгарех и по иным странам действуются; и мнози ныне свой хлеб и сокровища духовная во чтении и поучении изобильных книг словенских... (находят) ».

Представление, что во второй половине XVII в. с переходом Печатного двора в ведение патриарха Никона резко изменилось отношение к изданию учебной литературы, несправедливо. Оно возникло в основном из-за полной утраты экземпляров многих учебных книг. Однако только для периода патриаршества Никона (1652—1658) удалось дополнительно выявить 6 изданий книг для обучения помимо 9 известных ранее. В том числе: Азбука 1655 г. (2400 экз.), Букварь 1657 г. (два издания — в июне и августе), Азбука «с прибавкою» 1657 г. Работа московских печатников над книгами для обучения в XVII в. завершилась изданием знаменитых Букварей Кариона Истомина 1694 и 1696 гг.

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz