Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


ПРОСВЕЩЕНИЕ, ВОСПИТАНИЕ И ШКОЛА В ДРЕВНЕЙ РУСИ

Само понятие «правильно устроенной» школы, которым оперирует Н. Ф. Каптерев, являлось новейшим приобретением русского училищеведения конца 1880 — начала 1890-х гг. Это понятие было введено в связи с необходимостью оценить реальное состояние начального народного образования в данный период. Такая оценка потребовала дифференцированного анализа народной школы, выделения в ней двух основных видов — училищ, создаваемых в соответствии с существующим законодательством, которые были условно названы «правильно организованными», и самодеятельных крестьянских школ грамоты, а также конфессиональных училищ, получивших столь же условное название «неорганизованных». По меркам Н. Ф. Каптерева, ни первые, ни тем более вторые не смогли бы удостоиться наименования «школа», поскольку оба вида училищ, были, во-первых, недоступны «для всех желающих учиться» и, во-вторых, далеки от того, чтобы давать своим учащимся «правильное систематическое научное образование». Таково было положение на исходе XIX столетия. Тем более несостоятельными были эти мерки для древнейшего периода русской истории.

В конце XIX в. появляются первые обобщающие работы по истории русской школы и педагогики, в которых определенное внимание уделялось и периоду Древней Руси. Наиболее крупными из этих работ были труды М. И. Демкова и П. Ф. Каптерева.

П. Ф. Каптерев в целом рассматривал средневековый период отечественного образования как темный, невежественный. При этом школа, образование освещались им вне исторического контекста, без опоры на самостоятельную исследовательскую работу. М. И. Демков, напротив, идиллически представлял древнерусскую образованность. Он поставил перед собой задачу собрать воедино «немногие ценные факты, разбросанные в специальных исследованиях», «дать им систему и порядок», при этом исходя из концепции Н. А. Лавровского и его последователей. Хотя именно эта концепция была еще в середине 1850-х гг. подвергнута Н. Г. Чернышевским сокрушительной критике.

Поскольку некоторые выводы М. И. Демкова, заимствованные у Н. А. Лавровского, позднее перекочевали во многие историко-педагогические работы и даже сейчас активно повторяются в некоторых из них, небесполезно напомнить оценку, которую дал Н. Г. Чернышевский «исследовательским» приемам Н. А. Лавровского. Н. А. Лавровский, отмечал критик, «нашел средство написать около двухсот страниц» «о предмете, столь богатом», что о нем «можно было написать разве три строки». «Главнейшее средство для этого дает глагол «учити», который значил не только учить, но также поучать, назидать. Все места, свидетельствующие, что пастыри церкви назидали свою паству в благочестии и благонравии, перетолковывает он в том смысле, что они заводили училища и были наставниками в качестве школьных учителей, а не в том качестве, как повсюду и всегда каждый священник назывался наставником своей паствы. Между тем во всех случаях очевидно, что говорится не о школьном учении детей, а о благочестивом назидании взрослых... Подобным способом пишутся большие ученые трактаты о предметах, о которых нельзя сказать больше двух слов».

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz