Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


Яркие проявления древнерусской образованности

С открытием советскими археологами берестяных грамот сомнения и споры по поводу распространения грамотности в Древней Руси были окончательно разрешены. Эта находка «имела все основания для сенсации. Она открывала почти безграничные возможности познания прошлого в тех отделах исторической науки, где поиски новых видов источников признавались безнадежными». Берестяные грамоты убедительно показали, что письменность на Руси была обыденным явлением, ею владели не только знать и духовенство, но и достаточно широкие круги посадского люда.

Яркие проявления древнерусской образованности — грамотность и «книжность»— еще не раскрывают полностью феномен культуры и просвещения рассматриваемой эпохи. В дореволюционной и советской историографии исследовательский угол зрения оказался зауженным, смещенным в сторону изучения только письменной, книжной христианской культуры. Однако она представляет собой лишь тонкий слой в общей толще средневековой культуры. Основным в этой толще являлся пласт бесписьменной культурной традиции народа. Как отмечал известный советский историк средневековья А. Я. Гуревич, «в обществе, подавляющая часть которого оставалась неграмотной, письменность не служила ни единственным, ни даже определяющим средством человеческой коммуникации... Огромная масса духовных ценностей циркулировала в средние века, не будучи зафиксирована на пергамене или, в более позднее время, на бумаге».

В советской историографии до настоящего времени, к сожалению, практически нет работ, посвященных русской народной педагогике как неотъемлемому компоненту общей народной культуры. Это обстоятельство имеет ряд существенных негативных последствий. Оно препятствует не только воссозданию целостной древнерусской культуры, но и изучению взаимодействия различных ее слоев, в частности народной и письменной церковной культуры, на разных этапах их развития.

Не трудно понять, что без такого изучения это взаимодействие легко может быть уподоблено, по традициям дореволюционной историографии, улице с односторонним движением — от духовных пастырей к народу, причем само это движение окажется весьма искаженным. Как отмечалось уже в советской литературе, рассматривая только официальную культуру, вне общей системы народного воспитания и обучения в Древней Руси, «не так-то просто различить, чего было больше в работе, которую повели церковники вокруг вопросов семейной морали, физиологии, гигиены и быта: стремления как-нибудь перестроить эту первичную ячейку человеческого общества, вдохнуть в нее новую жизнь, приподнять ее культурный уровень или желания, приспосабливаясь к существующему и беря на приводы все мышечные и нервные сплетения этого организма, подчинить себе русское общество в целом— таким, на первых порах, каково оно есть».

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz