Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В ТВОРЧЕСТВЕ ВЫДАЮЩИХСЯ ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ XV —XVII ВВ.

Однако жизненная практика показывала, что для того, чтобы стать мудрым и образованным, необходим собственный труд человека, необходимо учение. В сборнике «Пчела» встречается, например, следующее высказывание: «Смешно есть, когда говорят, яко мудрость без учения бывает». Путь труда в постижении мудрости в отличие от пути Сергия Епифаний изображает в Житии Стефана Пермского. Стефан еще «детищем» был отдан учиться грамоте и через год знал ее настолько, что мог стать чтецом в соборной церкви. Мальчик постоянно упражнялся в славословии и грамматике, овладевая учением, как говорит Епифаний, «естественною остротою ума своего». В далеком Устюге он смог научиться «всей грамотичной хытрости и книжной силе». Для своего пострижения Стефан специально выбрал такой монастырь, где можно было достать много книг. Книги, подчеркивает Епифаний, Стефан читал «прилежно... учения ради, умедливаа в учении, но до конца разумея, о чем говорит каждое слово в стихе».

Учился Стефан, рассказывает Епифаний, не только по книгам, но и в беседах с мудрыми людьми: «...и если видит мужа мудрого и книжного и старца разумного и духовного, то бывает ему совопросником и собеседником, и с ним соводворяется, и ночует, и проводит утро, расспрашивая его с любопытством». Стефан много времени уделял самостоятельной переписке книг. Но особенным достижением Стефана было то, что, выучив самостоятельно пермский язык он «грамоту нову перьмску сложил и азбуки». Кроме того, Стефан изучил греческий язык и «книги греческие изучил, и добре почетал их и всегда имел их у себя». Понимая толк в изучении языков, Епифаний особо отметил, что на греческом и на пермском Стефан умел как читать, так писать и говорить.

В рассказе об обучении Стефана отсутствует упоминание о каких-либо чудесах, он добивался всего сам «естественною остротою ума своего». По-видимому, в изображение Стефана Епифаний внес много автобиографического. Он, как и Стефан, чтобы прослыть премудрым, шел путем учения, а не путем отшельничества и аскезы, что было характерно для Сергия, путь которого сам Епифаний считал более высоким и трудным. Он писал о себе, что в поисках знаний «суетных и трудных вещей» он стремился «к Царьграду, Святой горе и Иерусалиму». «Я,— говорил Епифаний,— ползаю здесь и там, и плаваю туда и сюда, и с места на место перехожу».

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz