Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


Новаторский характер протестантских школ

Сеть школ возникает и в центрах реформационного социнианского движения, охватившего Волынь и Западную Киевщину. Особую роль сыграла Киселинская школа на Волыни, которая на короткое время после закрытия социнианской академии в польском городе Ракове превратилась в высшее учебное заведение.

Новаторский характер протестантских школ, контролируемых светскими соборами, их прогрессивные уставы, построенные на принципе общедоступности, дух веротерпимости, объединявший протестантов и православных в борьбе с католицизмом, привлекали сюда юношей разных вероисповеданий из различных социальных прослоек. Немало воспитанников этих школ продолжали образование в протестантских университетах Западной Европы. Однако протестантская школа не решала главной задачи времени — национального самоутверждения, которое в средневековом сознании сливалось с утверждением православия, обеспечением православного образования. Критика традиционной церковной культуры, распространение тяги к знаниям среди «ремесленников», «Крамаров» (торговцев), «хлопов простых» явились выражением реформационных идей на национальной почве.

Ослабление церковной монополии в области духовной культуры способствовало расширению социальной базы культурно-образовательного движения, что явилось одной из главных предпосылок назревшего преобразования национальной школы. Введение по западному образцу в содержание образования семи свободных наук и латинского языка вызвало острую полемику, втянувшую в себя как ученых монахов, так и рядовых горожан. На одном полюсе полемического противостояния мы видим антиуниата Ивана Вишенского, на другом — представителей ученого кружка при Киево-Печерском монастыре. Отвергая вместе с унией и католицизмом и «латинскую злоковарную мудрость», Вишенский призывает «простым прилежным чтением, без всякого ухищрения... изучати Часословец, Псалтыр, Охтаик, Апостол и Евангелие». В противовес этому киевские полемисты выступают за совмещение латинопольской образованности и отечественных культурных традиций. Констатируя, что западноевропейская наука вышла из древнегреческого источника, Захария Копыстенский пишет: «...когда мы Россове... для наук в края Немецкии удаемося, не по латинской, але по грецкий розум удаемося, где як свое власное заходним (т. е. у западных ученых) от греков на короткий час поверенное отбираемо...». Ученые киевского кружка выдвигают принцип: «Греческий язык — для богослужения, латынь — для публичной жизни». Обосновывая практическую необходимость введения латыни в программы украинских школ, Сильвестер Коссов в «Апологии школ киевских» говорит: «Так что же за надобность для нашего народа в латинской науке? Да прежде всего та, чтобы не называли нашей бедной Руси глупой Русью. Иные говорят: учитесь по-гречески, а не по-латыни. Неплохой совет, да только полезнее для Греции, а не для Польши, где латынь нужна в ежедневном обиходе. Поедет бедняга-украинец на трибунал, на сейм, на сеймик, в город или земство — bez laciny placi winy («Не знаешь латыни — плати штраф»); ни судьи не понимает, ни адвоката, ни посла, только пялится то на одного, то на другого, бессмысленно вытаращив глаза».

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz