Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 


История школы и педагогической мысли

:::   


ВОПРОСЫ ВОСПИТАНИЯ В ПАМЯТНИКАХ ДРЕВНЕРУССКОЙ УЧИТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

В предельно кратком, конспективном виде эти дидактические цели сформулированы в первом собственно русском памятнике учительной литературы — «Поучении к братии» Луки Жидяты, обращенном в XI в. к новгородцам. Сразу за наставлением в «азах» новой веры Лука просто и искренне говорит о необходимости доброго отношения людей друг к другу («Любовь имейте ко всякому человеку...», «Прощайте брат брату и всякому человеку»), о правдивости («Будь правдив так, чтобы и не каяться»), о милосердии («Помните и заботьтесь о странниках, и убогих, и узниках...»). Лука осуждает лицемерие, вражду, злопамятство, заносчивость, сквернословие, языческие привычки, прелюбодейство, пьянство. «Почитайте старых людей и родителей своих... судите по правде, не берите мзды», «Не убей, не укради, не солги... не ненавидь, не завидуй, не клевещи...» — эти положения и в дальнейшем будут определять идейное содержание учительных сочинений. Другой оратор XI в.— Феодосий Печерский считает главным условием нравственной жизни трудолюбие; свое призывное слово он обращает и к сильным мира сего, осуждая политику княжеского раздора.

Ранние памятники отечественной литературы, подробно рассмотренные выше, имели в первую очередь нравственную, учительную, а затем уже философско-богословскую направленность.

Таким образом, уже в Киевской Руси в учительной литературе были сформулированы главные принципы педагогических устремлений русского средневековья. Более глубокое осмысление, художественное, социальное и философское развитие они получат в XIV—XVI и XVII вв.

В этот период учительные сочинения распространяются в основном в составе четьих сборников. В них входят «слова» и «поучения», которые по своему жанру могут быть отнесены к произведениям ораторской прозы. При коллективном уставном чтении они носили характер поучительной речи, проповеди.

Действенным средством воспитания, как известно, является положительный пример, которым широко пользовались авторы исторических и агиографических сочинений. Не отказываясь совсем от этого приема, авторы учительных произведений предпочитают все же другие методы, такие, как критика, показ отрицательных сторон явления или лица, часто прибегают они и к убеждению. Не особенно полагаясь на логику суждений, ораторы стремятся к нарочитому повторению одних и тех же мыслей, стилистически незначительно варьируя их изложение. Эти повторы имели целью и психологическое воздействие на человека, который должен был не просто убедиться, а прочувствовать справедливость тех истин, которые предлагались учительной литературой. Соблюдалось здесь и требование постепенности в выполнении наставлений: «Возьми себе за правило: заставь себя не согрешить ни в чем один только день; вытерпев первый, и другой прибавь к нему, потом третий, и мало-помалу обычным это станет — не грешить и, уклоняясь, бежать от греха, как убегают от змеи» (Слово 12-е митрополита Даниила, оратора и писателя XVI в.). Средневековые авторы считали, что для воспитания человека необходимо его сознательное, разумное отношение к самому себе, к своему поведению. «Внимай же себе, познай себя, познай свою силу и свою слабость... — призывает Даниил, — тогда и других увидишь и пользу от них получишь, тогда... от всякого вреда душа отвратится...». Одно из утверждений русского средневековья гласило: «Люди самовластны» — сами вольны выбирать путь добра или зла. Поэтому учительные сочинения в первую очередь обращены к тем, кто сам хочет победить «злыя помыслы». Резкая критика, обличение зла должны были приумножить число этих сознательных людей, послужить стимулом к самовоспитанию.

Предыдущая | Следующая

 



© С.В.Кульневич

Hosted by uCoz