Персональный сайт
                    С.В. Кульневича
 

E- mail:
Kul-sergejwri@yandex.ru


Гостевая книга


СТАТЬИ

: : :
«Учеба ученых-3: Парадоксы классических ценностей современного урока»
: : :
Учеба ученых – 2.  
: : :
Парадигмальный подход к разработке содержания ключевых педагогических компетенций.  
: : :
Фантомы и реалии становления синергетическргр мировоззрения в педагогике.
: : :
О научно-педагогической грамотности и не только.
: : :
Гамбургский счёт нашей науке.
: : :
Через минные поля российской педагогики.
: : :
Моделирование самоорганизационного управления образовательным учреждением.
: : :
Синергетический потенциал содержания подготовки учителя к воспитательной деятельности (тезисы).
: : :
Культурная самоидентификация учителя в контексте разночтения ценностей воспитания.
: : :
Принципиальная схема  самоорганизуемого управления образоваанием.
: : :
Проблемы обновления содержания учебных программ в контексте педагогической синергетики
: : :
От стратегии самоорганизации к тактике личностного воспитания
: : :
Несколько аргументов в пользу научно-педагогической грамотности.
: : :
Педагогика самоорганизации: особенности перехода к позднеклассичесской теории воспитания
: : :
Критерии оценки управления качеством процесса образования. Управление качеством образования в муниципальном образовательном пространстве.  
: : :
Педагогическая безграмотность будущего учителя как методологический феномен.  
: : :
Синергетические ориентиры перехода от идеи к образу педагогического действия  
: : :
Парадигмальный подход к разработке критериев качества педагогического образования
: : :
Аксиологический (ценностный) план рассмотрения воспитания и обучения
: : :
Мотивы талибана а российской педагогике. Несколько соображений о вреде и пользе вычитания.
: : :



                                         ЧТО ТАКОЕ «УЧЕБА УЧЕНЫХ»?

    «Ученого учить – только портить». Как любое произведение русского изустного творчества, эта народная мудрость справедлива, точна и бесспорна. Особенно по отношению к российским ученым-педагогам. Они сильно портятся, соприкоснувшись с необходимостью узнавать, а тем более – использовать какое-либо новое знание. Раздражаются, обижаются, злятся и первым делом начинают доказывать несостоятельность этого нового.
Я их понимаю и отчасти сопереживаю: действительно, если изучать новое, значит, надо его и применять. Применение же требует пересмотра хорошо откатанных позиций – в лекциях, при организации семинаров, в подготовке аспирантов и, что самое ужасное – в собственной голове.
      Исконно русское слово «порча» происходит от не менее русского глагола «портить», и во всех своих ста девяносто двух значениях (по В.И. Далю) смысл имеет один и тот же: вредить. Поскольку употребляется преимущественно с глаголами «наводить», «напускать», «ворожить», то и предполагает использование неких темных сил во вред другому. Что, как правило, оборачивается против наводящего порчу: сам испортился от дел своих. Одно из наиболее распространенных последствий самоиспорченности – разврат.
     Разврат (разверстые врата) – раскрыть ворота, не препятствовать, впустить, врать, извращать, развращать, изменять - значит, менять местами естественное положение вещей. Блуд и разврат – категории рядоположенные, но отстоящие друг от друга весьма далеко. В русском языке блуд, как сексуальная распущенность – последствие разврата души, следствие того, что ее хозяин сам открылся, поддался соблазну, сам впустил зло, сам поменял естественный, Богом утвержденный порядок вещей…
      Новое не пущать, не учиться новому – это не грехи и не зло. Это естественная реакция сознания на непривычные знания. А уж когда необходимость нового доказана, когда иначе, как, используя новые инструменты познания и преобразования педагогической действительности, будешь снова и снова кружить в глупейшем ритуальном танце традиций и твердить: этого не может быть, потому, что быть не может – здесь грех и начинается.
     Почему? Потому, что любой, закрывающий дорогу доказанной необходимости нового знания упорствует в незнании бездоказательно, не аргументировано, а только – из принципа верности простой идее – не просто глуп, но и греховен. Такое упорство ничего иного не оставляет, как открыться, поддаться искушениям раздражения, злости, зависти, лени, самодостаточности.
     Понимание, сопереживание – дорожки к прощению заблудшей души. Однако этого мало. Любая религия дарует прощение только тому, кто о нем искренне, от души просит. Любая религия предваряет прощение процедурой очищения. В православии она предполагает последовательное прохождение трех ступеней: покаяние (раскаяние), исповедь (изложение греха и его самооценка) и молитва (просьба о помиловании души). Моим бывшим коллегам религиозные установки – не указ, они хоть и посещают церковь, в Бога не верят. Разве может ученый, исповедующий примат материального над духовным, одновременно верить в примат нематериального Бога, т.е. в примат духовного? Двоемыслие получается, что и есть грех обмана. За собой грехов они не знают, потому о прощении не помышляют. И, тем более, не просят.
       Лет пятнадцать назад, когда уж совсем подперла необходимость использования абсолютно чуждой лексики, в нашей педагогике со скрежетом зубовным зазвучали слова «личность», «сознание», «культура», «парадигма», «контекст». Правда, дальше провозглашения словес дело так и не пошло. Голова мешала! Такой это инструмент странный, голова, с одной стороны, ею думать надо, а с другой – говорить. Совмещать же эти виды деятельности мои коллеги обучены не были, поскольку думали за них всегда те, кто сверху. В чем и состоял высокий смысл классической научной вертикали: самые ученые ученые мыслят и разрабатывают, ученые на местах вообще не ученые, а так, профессорско-преподавательский состав. Вот этот состав и должен применять то, что придумано самыми учеными.
       Но и те, что на самом верху, мыслят так же вертикально, т.е. питаются все из той же, еще более высокой кормушки, где уж точно все знают, что и как. Сказали им в начале 90-х: даешь гуманизацию! Но не сказали, к какой именно кормушке они теперь приписаны. Вот они и дают, привычно кушая из материалистических учений. Поэтому, сколько их не учи, дальше однозначных убеждений, впитанных с молоком коммунистического младенчества, не пойдут. На том, говорят, стояли и стоять будем. Хоть кол нам на голове теши, все равно, не понимаем, зачем будущих учителей учить думать. Тем более, если бытие определяет сознание.
       Крепкие ребята. Уважаю. Только глагол «учить» к моей «Учебе ученых» отношения не имеет. Тем более, в значении «поучать». И уж совсем никакого отношения не имеет к кормушкам. Кушать из моей «Учебы» – дело трудное, поскольку пища здесь не для заглатывания, а для пережевывания. С последующим перевариванием. Иначе совсем плохо – стошнить может. И вот надо же, классические знания, сколько не заглатывай, рвоту не вызывают, все гладко проскакивают. Правда, не столько через инструмент головы, сколько совсем через другое место, но это и не важно.
        Знания неклассические, тяготеющие не столько к аналитике, сколько к синтезу, требуют не столько деятельности рассудка, сколько работы разума. Разум, в отличие от рассудка, предполагает не просто деятельность, как скажем, любое исполнительство, функционирование в заданном режиме, а работу. Работу тяжкую, на которую из-под палки не ходят, а только – по зову души.
Заметно оживляются коллеги по научному цеху, когда наступает срок так называемого «повышения квалификации». Тема эта заслуживает более детального освещения, что и будет сделано на страничке «Ринг», в одной из «Рождественских сказок», а именно – в «Сказке Расцвета и Заката». Здесь же ограничусь краткой репликой по этому славному поводу.
       Принимая участие в различных формах повышения квалификации профессорско-преподавательского состава я и обнаружил удивительную, как мне сначала казалось, закономерность. Все мои коллеги так много писали, конспектировали под диктовку очередной говорящей головы, что я испытывал нешуточные угрызения совести. Чем больше они писали, тем дискомфортнее чувствовал себя я, поскольку никак не мог усмотреть хоть что- либо, достойное записи. Просматривая недавно свои конспекты, сделанные за 20 лет на конференциях самого высокого уровня, на методологических семинарах и, особенно, во время вожделенных и редких выездов в столицу для пост дипломной подготовки, я обнаружил всего семь страниц далеко не убористого текста.
      Если учесть, что в свою бытность заведующим кафедрой, за 12 лет я посетил не менее сотни означенных «форм», то обогащение научными вкладами и составили эти семь страничек. Что и на этот раз подтвердило мое предположение: коллеги пишут не для того, чтобы что-то узнать, поскольку ни от одного из них я не услышал: а вот такой-то там-то сказал, что… Пишут, не поднимая головы, не вникая в смысл затем, чтобы не читать. Чтобы их не уличили в бездействии, чтобы было чем отчитаться. Перед кем? О чем? Зачем?
     Даже не заглядывая в эти мои семь страничек, я и сейчас помню, что десять лет назад, в Смоленске, А.В. Мудрик рассказывал об усилении процессов превращения человека в жертву социальных обстоятельств, о предрасположенности россиян к виктимности, т.е. к добровольному переходу в разряд жертв, о том, как можно противостоять этим процессам педагогически. Как двенадцать лет назад, в Петербурге, Е.В. Бондаревская говорила о культуре, как о педагогическом механизме развития личности, о культурных смыслах образования. Как семнадцать лет назад, в Москве, В.А. Сластенин как бы мимоходом «подбросил» нам, Е.Н. Шиянову, И.Ф. Исаеву и мне, впервые сведенным вместе для работы в некой комиссии по аттестации Высшего педагогического образования СССР идею о возможностях методологии, как средства самообразования и саморазвития учителя. Вот и все, что было на этих страничках. Но эти «малости» будоражили мысль, не давали покоя, заставили искать источники, развивать идеи, и, прежде всего – читать, читать, читать!!!
      Отсюда и незамысловатое кредо моей «Учебы»: ученый до тех пор ученый, пока способен учиться сам, т.е. научился сам смотреть и видеть, слушать и слышать, читать и извлекать новый смысл из всех этих весьма трудоемких процессов. Последняя ипостась и вызывает рвотный рефлекс у научно-педагогической братии. Впрочем, и менее напряженным смысловым процессам видеть - слышать они предпочитают расслабленные состояния смотреть и слушать.
      Братия, вместе с тем, становится все менее однородной, хотя количество читающих учителей увеличивается намного быстрее читающих ученых.

      Статья, которая предлагается вниманию всех, кто еще не разучился читать, никаких рекомендаций и установок не содержит. Я представлял ее на сайте уже дважды, как дважды обещанную быть опубликованной лично главным редактором журнала «Педагогика» В.П. Борисенковым. Но – Бог любит троицу…
Больше года минуло, как Е.В. Бондаревская попросила написать «что-нибудь о ключевых педагогических компетенциях». Я и написал, используя, отчасти, и ее материалы, еще в декабре 2003 г. Потом милейший зам. главного редактора В.О. Кутьев попросил статью доработать, что и было сделано к маю 2004 г. Статью я переделал до неузнаваемости, и в октябре Владимир Пантелеймонович – снова лично, уведомил, что статья прошла серьезное обсуждение и уже – в наборе. Вряд ли она выйдет из набора в свет. Почему – судите сами. Для меня главное не в ее публикации, а в том, чтобы Вы ее прочитали. И попытались понять.

1 февраля 2005 г.

PS.
Статью все-таки опубликовали! Через день после отправки материалов на сайт, я получил на почте два экземпляра журнала («Педагогика». 2004. № 10. С.23-30).. Узнать в ней первоначальный текст можно, хотя и с определенными усилиями. Вряд ли кто из посетителей сайта примется сравнивать оба текста. На всякий случай, я выделил жирным шрифтом все, что было изъято либо «отредактировано». Милейший Виктор Осипович Кутьев серьезно поработал: развитие моих идей в работах аспирантов, их практическая реализация, т.е. весь «конструктивный позитив» оказались за кадром. В кадре же остались некие, как бы аргументированные, но все-таки петушиные наскоки на самую святую корову советской педагогики – материалистическую методологию познания. Что же, и на том спасибо – и милейшему Виктору Осиповичу, и стараниям «первого» автора за продавливание этого материала. Я не испытываю никакого ущемления амбиций в связи с тем, что имя столь любимой мною Евгении Васильевны предшествует моему скромному имярек на страницах единственного научно-педагогического журнала России! Я ее обожаю, и как человека, и как женщину, и как ученого, и как мать, вырастившую сына в одиночку, и как бабушку, заменившую трем своим внукам двух матерей и одного отца. Но это – особая статья, «Осанна!» ждет Жеку Великолепную, но совсем не простую, на страницах сайта всенепременно. Вас же, бесценные посетители заповедных уголков моей интернет-души, я все-таки приглашаю в очередное путешествие по оригинальным страницам очередной статьи, посвященной все той же учебе ученых.

Парадигмальный подход к разработке содержания ключевых педагогических компетенций.  


© С.В.Кульневич

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Синуслифтинг осложнения. Имплантация зубов красноярск. Набор для синуслифтинга. . юр адрес 24 ифнс
Hosted by uCoz